October 17th, 2020

Политинформационный стих

Я его нашел, кажется, в сборнике анекдотов от Петросяна - когда однажды летом меня занесло в самую глушь Владимирской области и начались дожди. Мощные. Из дома не выйти.
И мы с хозяевами дома смотрели мексиканские сериалы и читали вслух труд Петросяна: ведь больше делать было нечего.

Итак, стих:
Collapse )

День Пикейного Жилета



Дорогие друзья! Мы тут подумали с Волком и решили, что один день в неделю под обсуждение международного положения и прочей политики можно и выделить: предположим, пусть это будет суббота. Но это не значит, что в субботу мы обсуждаем только Гувера и Гинденбурга - всё остаётся по-прежнему. Плюс Гувер и Чемберлен.
В прочие же дни мы политоту и (особенно) Чемберлена не поминаем.

Как вам такая идея?

Давайте обсудим!

...Обрывая лепестки ириса.. (грабля непервая. о снискании чистоты непривередливых желаний.)

Коварным граблям
Не испугать самурая
Школы Киника-Тин.

Мозоль ума на лбу.
Сто тридцать первым ударом
пришло просветленье.
Гейша.jpg
... Смотря в прорубь я часто вижу своё отражение. Где-то из глубины стылой воды, из под толщи её, пронизанной злыми, нарождающимися льдинками, проступает моё лицо. Безжизненно холодное, застывшее ледяной, латексной маской, которой всё безразлично. Даже она сама себе.…

Но, нет! Здесь другой случай. Её глаза дышат магмой, клокочут огненными пузырями, пытаясь жаром своим дотянуться до меня и обжечь – "Какая же ты сволочь! Ты животное, ты грязное животное! Как же я ненавижу тебя за это унижение! Ууууу, разорвала бы тебя на клочки!"
..Ну да, ну да.. Я животное. Я грязное животное. Я о-о-оченнь грязное животное. Признаюсь. Теперь ты довольна?
Эх, а начиналось всё так спокойно….

Collapse )

...Песня эмигранта.

...да, да, я помню, что "Песня эмигранта" про любовь.
................
Только давайте сегодня партию покороче, мсье Калашников, а то уже в семь утра включат свет и надо будет кровь сдавать, за ней придут, а мы тут невыспамшись.
– Знаем мы вас, как вы плохо играете! – сказал Калашников, выступая пробкой от колы.
– Давненько не брал я в руки пробок! – говорил Лев Маркович, подвигая тоже пробку.
- А что там пан Панасенко, со вчера уже не слышно, как он, прискакивая, гимн поёт, тряся своим чубом потолки во всём Брайтоне?
- Так всё, вмерл, попал под закон об освободительной эвтаназии, в Очистительный центр отвезли на благо демократии. И его любовницу, собачку Мулю, тоже увезли. На благо.
Collapse )